Подделки коллекционных монет (часть2)

Приняв совершенно обоснованное предположение, что как минимум маточники остались в распоряжении Рейхеля, мы получим естественные объяснения целому ряду несуразиц — откуда появлялись и продолжают выплывать новые экземпляры, почему они так непрофессионально выполнены и по-разному оформлены. Свидетельства Кене, наиболее близкого к Рейхелю человека и такого же фантазера, хотя и нельзя принимать за непреложную истину, но заслуживают осмысления. Его рассказы о том, что «наставник» резал штемпели чуть ли не в служебной квартире, а затем отчеканил в Экспедиции, вероятно, имеют основание. Интересно было бы исследовать возможности находящегося в распоряжении Рейхеля технологического оснащения типографического отделения. То же самое касается и появившихся в 1867 году подделок «Константиновского рубля» князя Трубецкого. Легко отнести их изготовление на Парижский двор, но трудно объяснить, как французским мастерам удалось сделать столь точную копию по рисунку или гальванопласту, не имея маточника оригинала. Более вероятна причастность Рейхеля и к этой серии, доказать которую мог бы тот же штемпельный анализ.

 

Кустарные подделки Константиновcкого рубля
Подделки коллекционных монет. Кустарные подделки Константиновcкого рубля

 

Кустарные подделки Константиновcкого рубля 2
Подделки коллекционных монет. Кустарные подделки Константиновcкого рубля.

Первая публикация о портретном рубле 1827 года относится к 1874 году. В 1886 году Георгий Михайлович в числе имеющихся у него редкостей укажет: «Рубль с полосатым гуртом чеканен штемпелем из незакаленного железа. Затем этот штемпель закалили и чеканили по заказу с гуртовой надписью и гладким гуртом». Представленная на изображении монета «с полосатым гуртом «ив самом деле выглядит кустарно выполненной, но почему штемпелем «из незакаленного железа», и как деформированный в результате такой операции штемпель будет выглядеть после закалки, Великий князь не разъясняет. Зато у исследователей появляется возможность объяснить происхождение монеты — в указанном на ней году был сделан свинцовый оттиск для демонстрации императору, который после осмотра его не утвердил. Известно, что Канкрин был человеком экономным, но не до такой же степени! Продуктивнее было бы заняться исследованием вопроса — где и каким способом Реихель организовал производство?
Рублю и полтине 1845 года с портретом Николая Т посвящена статья Узденикова «Две загадочные русские монеты» (Очерки 2001). Перечислив все странности монет — отсутствие номиналов, необычный герб и выпуклую гуртовую надпись (причем на полтине — рублевую), автор предлагает их объяснение. Поскольку «особенности» рейхелевского подхода исследователем в расчет не принимаются, выводы получаются витиеватыми. Но есть еше один факт, который необходимо учитывать при изучении обстоятельств появления этих «монет». В том же 1845 году на Петербургском монетном дворе проводилось испытание нового оборудования конструкции француза Тоннелье. Его материальные свидетельства — образцовые оттиски (Кон.630), часть из которых имеет на гурте выпуклую надпись, как и на рейхелевских монетах. Где бы ни были изготовлены образцовые модули рублей, они показывают возможности оборудования, а прибавив сюда доступ нашего героя к процессу испытания и одновременное появление очередных раритетов, получим ответ на вопрос об их происхождении.
Со следующего 1846 года сменивший Канкрина на посту министра финансов Вронченко лишит Рейхеля должности медальера, затем монетный двор проведет ревизию и уничтожит большую часть новорезанных штемпелей и дальнейшие импровизации будут затруднены. Из числа последующих «подвигов» опубликована история продажи Эрмитажу гальванокопии рублевой платы за пятьсотрублей в составе русской части коллекции. Определить число других «редкостей» под силу только располагающим материалом и документами музейным работникам.

Как и в приведенных выше случаях с новоделами, когда они могут скрывать в своем массиве подлинные монеты, так и современные подделки, случается, настолько запугивают собирателей, что затягивают в свою категорию совершенно не заслуживающие этого предметы. Иногда это происходит из-за влияния мнения, не всегда добросовестного, «авторитетного специалиста'», но некоторые признанные за аксиому суждения о неподлинности имеют системный характер.

Платиновые 3 рубля 1828 года в обычном и полированном исполнении.
Платиновые 3 рубля 1828 года в обычном и полированном исполнении.

Платиновые монеты 1828-1845 годов (Кон.35-37) в полированном состоянии, столь популярные в аукционных продажах, многими нумизматами атрибутируются как подделки. В самом деле, исследования состава металла показывают, что монеты в полированном состоянии изготовлены из чистой платины, а монеты в обычном исполнении имеют характерные для применяемой в то время технологии примеси (подробнее см. МД стр. 127). Однако ни штемпельных, ни гуртовых, ни технологических отличий между ними не выявляется (хотя известны подделки платиновых монет, которые такие отличия имеют).
С большой долей уверенности полированные платинники можно считать новодельной продукцией монетного двора, поскольку процесс плавки платиновой руды был освоен с 1860-х годов, а сами монеты в таком состоянии известны уже более 100 лет (см. напр, аукционные каталоги Б. Ф. Копылова). Изготовить качественную подделку такого уровня вне монетного двора для того времени было совершенно невозможно.
За время правления Николая I медная монета трижды (в 1830-м, 1839-м и 1849-м годах) изменяла стопу и внешний вид (МД стр.130-132). Все три раза штемпельный инструмент готовился схожим образом — Медальный кабинет Петербургского двора с вырезанных форм готовил маточники и рабочие штемпели для образцовых монет (сам двор в медных переделах не участвовал). Маточники и образцы монет высылались дворам-производителям. Вместе с образцами Медальный кабинет чеканил комплекты всех выпусков для реализации среди желающих, а затем дочеканивал по мере востребованности вплоть до времени запрета новодельной чеканки. При этом петербургские новоделы могли быть сделаны с разными датами и буквами двора. Кроме того, Екатеринбургский и Варшавский дворы также осуществили ряд новодельных выпусков.

Новодел 5 копеек 1851 года
Новодел 5 копеек 1851 года.
Лицевая и оборотная стороны
имеют вес признаки применения
оригинальной формы.
Вес на 3,5 грамма ниже нормы,
что свойственно новодельной
чеканке.

В последнее время появилось несколько видов довольно качественных подделок различных номиналов этих монет. В поисках отличий от подлинников собиратели отметили несколько признаков (в написании букв двора, особенностях «палочного» ободка по окружности и т.п.), которые приняли как безусловные. Беда в том, что под эти признаки подпал ряд подлинных и новодельных монет, которые теперь считаются современными подделками. На самом деле требуется исследование формообразующих признаков в части переведенного с маточника изображения, а различия рабочего штемпеля как раз являются аргументом в пользу подлинности.

Поддельные 5-копеечники образца 1849 года
Поддельные 5-копеечники образца 1849 года. Вес соответствует норме. Монета слева еще не является опасной, но после искусственного старения и качественного патинирования (рис. справа), при осмотре невооруженным глазом, может выглядеть как оригинал.

<<< начало